Вход на конференцию

Персоналии

Галерея

Техвопросы

 

 

  

С ЛЮБИМЫМ НОЖОМ ПО ЗИМНЕМУ САЯНУ 

 
hlopez, Братск  
Итак, с 30-го декабря по 8-е января у меня на работе объявили каникулы. 31-е – Новый год. А уже первого числа с утра начались сборы в дорогу. Одежда, снаряга, профессиональные причиндалы и, конечно же, нож. Вернее, два. Номер один – тяжёлый, самодельный, дедовский, любимый (http://knifefoto.narod.ru/hlopez/101.jpg). Можно поспорить, но я классифицирую его как разновидность финки. Второй – старенький складник Bocker-1200 (пластмассовая рукоятка, расхлябанное лезвие).
Даже на уровне фонетики конечный пункт путешествия выглядит привлекательно: Мунку-Сардык. Высшая точка Восточного Саяна (3491 метр). Утром 2-го января мы выехали из Братска. «Нива», 3 человека, впереди 1000 километров пути. Достаточно быстро захотелось есть. Останавливаемся на обочине и приступаем к трапезе. Складник лихо и ровно режет твёрдую сырокопчёную колбасу, сало, половинит апельсины. Испытание не ахти какое, но… (привет Вадиму и статье «Зачем я ношу нож»).

Едем далее. Мои спутники (за плечами у каждого – по 20-25 лет альпинизма) рассказывают о том, куда. Одна сторона «нашей» горы - бурятская, другая принадлежит Монголии. Приграничная территория, возможны проверки личных вещей. На мою реплику о самодельном ноже, который в добавок ещё и явное ХО, реагируют спокойно. «Сунь на дно рюкзака, туда вряд ли полезут». Да он и так давно там. Становится скучно. Берём пива «Ххххххх» (здесь могла быть ваша реклама). Пробки откупориваем понятно чем, оттого-то складень и разболтанный… Нет, стекло - это неудобно. Переходим на баночные напитки. Вечереет. В полной темноте мои спутники начинают издеваться: «Посмотри налево – это красивейшая Тункинская долина, а направо – Аршан. А тут – речка, в ней потрясающей голубизны лёд». В первом часу ночи проезжаем посёлок МондЫ (а что, рядом ещё МОты есть, Жемчуг, так что – не самое экзотической название) и прибываем на КП. 150 рублей за пребывание на территории национального парка (на квитанции подпись – генерал Монголов; хочется спросить: «Чей-чей?»). Здесь мы ночуем, встречаем 2-ю группу, оставляем машины и идём к базовому лагерю. Если бы вы знали, что такое несколько километров по замёрзшей горной реке (Белый Иркут). Я не про то, что скользко без «кошек» на ногах («чайник» поехал в горы). Я про Красотищу.
Базовый лагерь начинается с палаток и костра. По всем законам, на огне должно что-нибудь готовиться. По всем законам это тушёнка с макаронами. Банки открываю Большим ножом (скос специально имеет чисто символическую заточку, большой угол заточки, дабы не выкрошить клинок). Увидев этакого монстра (супротив всяческих Магнумов и азиатских поделок) товарищи говорят «О-о-о-о-о!». Кстати, к своим ножам альпинисты почему-то относятся небрежно. Лезвия не режут, а мнут. Заточка – как год назад купили в магазине, так и пользуем. В течение вечера обоими своими ножами режу разнообразные продукты, открываю консервные банки и подталкиваю выпавшие из костра головёшки обратно. В 6 утра мне впервые идти на восхождение. Вес должен быть минимальным. Ничего лишнего. И всё же хоть Bocker, но ложится в карман.
Перед глазами красные пятна, в ушах звон и песни на непонятных языках. Воды… Зачем я так над собой… Низшая категория сложности… А дома у меня 12 коробок холодного сока… Мужики, я спёкся… Лучше спустите меня обратно с двух тысяч… До 3491 я не дойду… Спуск в паре с Серёгой Журавлёвым (слава богу, было чем страховаться и чем срезать с троса затянутые намертво узлы)… И по такому отвесу я сюда поднимался в темноте?!. Наконец-то мы на льду. Серёга будет возвращаться на вершину. Моя вотчина – бивак. Но перед этим – полная отключка в палатке.
Думал, посплю часок. Через 20 минут разбудил шорох пакетов у стола. Наши в горах, вокруг никого. Я не боюсь находиться в тайге в одиночку. Но кто у костра? Нож сам ложится в руку. Тихонечко выхожу из палатки. Ядреный корень! Вороны растащили всё, что только можно было! Даже пакет со льдом для чая распотрошили. Мы кололи замёрзший Белый Иркут ледорубом. Чем это делать сейчас, когда всё снаряжение в горах? А «за чай» с меня спросят вечером. Тяжёлый дедовский нож! Лёд колется так, что только шуба заворачивается. А зачем в принципе лёд, если из-под него слышно журчание воды? Прорубь диаметром 30 см – дело 10 минут времени. А костёр-то потух, пока я спал, гонял птиц и рубил майну. Строгаем щепки, раздуваем.
«Нас спасёт только ведро чая!» - первые слова альпгруппы, затемно спустившейся с вершины Мунку-Сардык. Ха, а как вы думаете, я тут дрых что ли? Всё есть: огонь до небес, горячий чай и кипящие пельмени. Похоже, я реабилитирован.
А перед выездом обратно Юра Берстенёв тихо сказал мне: «Ты это, тесак-то свой подальше спрячь. Слишком уж он страшный. Погранцы или УВД досмотр устроят – не отмажемся. А обыск могут легко учинить. Рядом – Орлик, золотой прииск и люди тут разные ходят». Хм, а у меня в рюкзаке ещё и набор патронов всех калибров. Удостоверение – закончилось 31 декабря 2002 года, паспорт – советский (моя Родина – СССР). Ладно, прорвёмся.
…Вершину мне не засчитали. Но перевал на подходе – мой. Осталось всё-таки одолеть Мунку – и я, неожиданно для себя, получу разряд по альпинизму (28-й детский, конечно ). Это уже домашние размышления. А ножи… Что ножи? Заточил дома, подправил – и всё.

Выводы:

  • Складень - рабочая лошадка, незаменим у костра, лёгкий для тех же гор, не жалко потерять.
  • Тяжёлый нож:
    Костяная рукоятка на морозе особо не беспокоила (всё равно в суконках руки). Небольшая гарда хоть и выводит нож из разряда классических финок, но при колющих ударах защищает руку от соскальзывания (ещё нужно учесть, что рукавицы заледенели в одном положении и плотно сжать рукоятку я не мог). Достаточно длинный клинок толщиной 3-3,5 мм делает нож необходимо тяжёлым. Минусы – старую костяную рукоятку постоянно боялся расколоть, нержа – не любит сырости, клинок немного зазубрился, кончик даже сбился об лёд, пришлось подтачивать дома.
    И ещё… Меня зовут в следующую экспедицию. Дедов нож я, пожалуй, оставлю дома. За несколько десятилетий работы он заслужил «пенсию». Но тяжёлый рабочий нож на поясе в тайге у меня будет всегда. И его младший брат – в кармане.

К началу страницы...

Last update 13.03.2003 Designed By Victor Zamiatin, edited and verified by Innokenty