Вход на конференцию

Персоналии

Галерея

Техвопросы

 

 

 

ОБЗОР НОЖЕВОГО РЫНКА АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

Прислано И.Войновым (Архангельск)

Информация о ножах, их эксплуатации и обслуживании, которая сегодня в обилии публикуется в журналах и на специализированных сайтах, в масштабах всей России справедлива зачастую лишь для Москвы и Санкт-Петербурга. Особенно в части предложения на товарном рынке по отдельным позициям. Если в столицах с ассортиментом ножей и аксессуаров все более или менее нормально (проблемы и там есть, но свойственные скорее уже развитым рынкам), то ситуацию в провинции чаще всего иначе как плачевной назвать нельзя.

В Архангельской области качественные ножи зарубежного производства практически не продаются, за исключением отдельных моделей некоторых финских и шведских брэндов. Отечественные ножи представлены довольно, за последние два года на рынке появились изделия практически всех российских производителей. Жаль только, что если по части «ножей вообще» продавцы в оружейных и спортивных магазинах еще что-то могут рассказать, то об особенностях конструкций отдельных моделей, ножнах, камнях, брусках и точилках они, похоже, только от редкого чересчур любознательного покупателя и слышат впервые… Например, такой «перекос»: в Архангельске и Северодвинске для заточки ножей не продается ничего, кроме «брусков хозяйственных» в промтоварных магазинах… Остается, конечно, еще заказ всего и вся через World-Wide-Web, но, как кажется автору этих строк, вещь для руки покупать «по изображению» на мониторе – не соответствует ее (его, ножа) сути…

Итак, особенности и тенденции регионального рынка клинковых изделий на примере Архангельской области – типично периферийном по уровню развития регионе, в то же время не слишком удаленном от Москвы. Последнее обстоятельство дает возможность сравнения покупку ножа на месте с альтернативным привозом из столицы.

Для начала краткая справка о месте действия. Архангельская область, еще называемая Поморьем за выход значительной части ее границ на берега морей Северного Ледовитого океана (не путать с Приморьем – там океан Тихий), занимает территорию площадью 587000 квадратных километров, на которой без труда разместилась бы вся Франция. Население региона составляет чуть менее полутора миллионов человек. Большая часть жителей сосредоточена в трех самых крупных городах – Архангельске, Северодвинске и Новодвинске – находящихся на Севере области в получасе-часе езды друг от друга, а также в городе Котласе и соседнем с ним поселке Коряжма на Юге области.

Торговля оружием и клинковыми изделиями поставлена лишь в Архангельске и Северодвинске. В Архангельске есть четыре крупных по местным меркам магазина («Военная охота», «Зенит», «Оружейная лавка» и «Охотник – Рыболов») торгующих охотничьими товарами и оружием, а также торговая сеть «Барс» из нескольких спортивно-технических магазинов, где оружия нет, но ножи представлены широко. Для удобства классификации можно считать всю эту сеть за «пятый магазин», так как ассортимент ножей во всех входящих в нее отделах и торговых точках поддерживается на примерно одинаковом уровне. «Военная охота» и «Охотник – Рыболов» существуют еще с советских времен, а «Зенит», «Оружейная лавка» и торговая сеть «Барс» – коммерческие структуры, появившиеся только в 90-х. В Северодвинске торговля оружием в последние три года затухает, и ножи в двух северодвинских оружейных магазинах – «Торосе» (на проспекте Бутомы, что на острове Ягры) и «Артемиде» на улице Юбилейной – представлены слабо. Сильную конкуренцию им составляют магазин, являющийся филиалом архангельской сети спортивно-технических товаров «Барс» (расположен улице Плюснина), недавно открывшийся магазин для рыболовов на Морском проспекте (здесь широко представлены ножи из Кизляра), и небольшой отдел в центральном универмаге на улице Ломоносова, предлагающий спектр ножей исключительно производства «Росоружия».

Если сравнить представленные в каждом из архангельских и северодвинских магазинов коллекции ножей, то выявляется ряд характерных особенностей, свидетельствующих, прежде всего, о пристрастиях владельцев магазинов и групп постоянных покупателей, неизбежно формирующихся вокруг каждого из них. Так, в «Оружейной лавке» на проспекте Обводный канал вот уже который год 90 процентов продающихся ножей – модели из Кизляра. «Зенит» на проспекте Дзержинского (прямо напротив железнодорожного вокзала) отличается тем, что там, и пока только там, можно найти вообще-то редкие для региона изделия марки НОКС. В «Военной охоте» (здание городского военного комиссариата – старинный дом красного кирпича, выходящий фасадом на площадь Профсоюзов) в обилии ножи из Ворсмы и продукция «Росоружия». В «Охотнике – рыболове» на проспекте Обводный канал преобладают недорогие ножи, отобранные явно без какой-либо оглядки на дизайн и отработанность конструкции. А упомянутая сеть магазинов «Барс» вот уже два года отличается от всех остальных тем, что здесь почти постоянно можно найти качественные ножи зарубежного производства: K. J. Eriksson Mora – Sweden, Frosts Mora – Sweden, Jisakki Jarvenpaa и J. Marttiini.

Количество моделей, одновременно выложенных на полках одного магазина, может доходить до 50 – от трех-четырех производителей. Покупателям известны такие отечественные модели, как: «Баргузин», «Бурлак», «Зодиак», «Карья», «Катран», «Каюр», «Мангуст», «Наваха», «Оса-С», «Салтык», «Смерш», «Тайга», «Улан», «Унжа», «Фаворит»,  «Фазан», «Фокс»,  «Хазар», «Хантер», У-3, -5 и –8 и ряд других. Из импортных наибольшей известностью пользуются недорогие «Эрики» «с красной ручкой» и «с синей ручкой». Филейные модели есть, но лежат очень подолгу – такое впечатление, что покупатели эти ножи не понимают или считают баловством.

Типичный пример ответа владельца магазина на вопрос о том, почему именно тем или иным ножам отдано предпочтение в его магазине, звучит так: «…А другие ножи люди не берут». И отказываться от подобного эмпирического подхода при формировании ассортимента архангельские торговцы оружием и ножами в ближайшем будущем не собираются, так как результаты даже такой организации торговли пока всех устраивают. Лидеров про выкладке на полках два: Кизляр и «Росоружие». Причем еще год-полтора назад Кизляр «сидел на вершине пальмы первенства» в одиночку. Его лидерству способствует ряд факторов. Изделиям дагестанских ножовщиков отдал предпочтение наиболее крупный в регионе оружейный магазин «Оружейная лавка» – на его витринах постоянно представлен весь спектр выпускаемых дагестанскими мастерами моделей (от простых до подарочных, отделанных серебром и чернью, в подарочных шкатулках). Кизлярские ножи, по мнению многих местных охотников, лучше всего подходят для использования в поле. И, наконец, усилиями владельца упомянутого магазина только эти ножи иногда имеют отдельную рекламу – чего никогда не делали другие продавцы по отдельным товарам.

Среди покупателей ножей в нашей провинции у моря можно выделить следующие группы, каждая из которых имеет свои предпочтения по маркам, моделям и уровню качества.

Первая: люди, понимающие толк в ножах и часто их использующие, предпочитают качественные ножи отечественного производства. Начальный уровень для них – «Росоружие», «крепкая середина» – проверенный временем безотказный Кизляр, и в качестве «элиты» – НОКС («Оса-С» и «Смерш»), «Южный крест» или экземпляры ножей Jarvenpaa и Marttiini. Последние, кстати, чаще везут из относительно близких (ближе, чем Москва) Финляндии и Норвегии, чем покупают в Архангельске. Покупатели этой группы часто приобретают еще и ножи K. J. Eriksson Mora – Sweden для хозяйственных работ в быту и в поле.

Вторая: рядовой потребитель, к стали абсолютно равнодушный, предпочитает небольшие отечественные складные ножи («перочинные»), часто купленные десять или более лет назад, плюс сносного качества аналоги универсальных инструментов Leatherman, изготовленные невесть где в Юго-Восточной Азии, или чуть более качественно выполненные «заводские» мультитулы из Китая. Цена последних в рознице доходит до 900 рублей. «Перочинный» нож с относительно длинным клинком и мультитул вместе составляют удобный повседневный набор инструментов на все случаи жизни. Для этой группы потребителей характерно совершенное отсутствие эстетических соображений.

Третья группа предпочитает складные ножи, произведенные в Юго-Восточной Азии, стоимостью от 300 до 800 рублей. Важная особенность: такие ножи продаются лишь в галантерейных и хозяйственных магазинах, в магазинах оружейных их не встретишь. Их берут в основном люди, в ножах совершенно не разбирающиеся, но стремящиеся за посильные деньги приобрести нечто, визуально напоминающее качественные ножи. Можно сказать, что такие китайские и гонконгские поделки занимают нишу городских ножей. Как правило, покупателей ждет разочарование: как в плане эстетики (через месяц-другой эксплуатации с ножей буквально облезают некачественные декоративные покрытия), так и в смысле рабочих свойств – сталь на такие изделия идет низкого качества, несмотря на часто употребляемую маркировку «420». Режущая кромка крайне нестойка и плохо принимает заточку, нередки случаи разрушения крепежных элементов в конструкции ножа. Сюда же следует отнести поддельные карманные складные ножи с маркировкой Victorinox. Судя по цене и впечатлению, которое эти «швейцарцы» производят при тщательном осмотре, родом они тоже из Азии.

В одном небольшом магазинчике подарков и сувениров на «исторической реконструированной» улице Чумбарова-Лучинского уже года три грустно пылится Fortuna, а Viking Norway только-только добирается до Севера. Когда Viking Norway придет к нам всерьез и надолго, первая и третья группы потребителей несомненно перейдут на него. Недавно появилась возможность приобретать настоящие Victorinox’ы и Venger’ы в новом, опять же крохотном, отдельчике большого универсального магазина «Циркульный» на Морском проспекте в Северодвинске. В ножах там никто из продавцов ничего не понимает и ассортимент явно заказан «целиком» по соответствующему разделу столичного оптового каталога, но зато моделей много, и цены несколько ниже, например, питерских.

О лидерстве Кизляра уже говорилось и «Росоружия». Второе же место делят Ворсма и популярные в силу возможности их хозяйственно-бытового применения K. J. Eriksson Mora – Sweden.

Высококачественные ножи зарубежного производства – как модные сейчас и действительно удобные складные «тактические» и «городские» ножи, так и классические модели – в Архангельске никогда не продавались, и привозить их сюда никто не собирается. Более того, как выяснилось при тестовом опросе, в двух магазинах вообще не подозревали о существовании чего-либо сложнее и дороже Ворсмы, а продавцы затрудняются в обращении даже с линейным замком российской «Осы-С» – что наглядно демонстрирует уровень ножевой культуры в специализированной торговле. Правда, в упоминавшемся уже самом «продвинутом» магазине «Оружейная лавка» мне рассказали, что в самом конце 90-х привозили по заказу местных знатоков ножей и энтузиастов экстрима пару испанских ножей выживания Aitor Jungle King. Готовы и сейчас привезти любую модель любого зарубежного производителя – но только под заказ, при этом цена будет в полтора раза выше каталожной московской и выполнения заказа придется ждать несколько недель. Объяснения все те же: «…не берут – слишком эти ножи сложные и дорогие, народ их не понимает…».

Уровень цен на отечественные ножи в целом на 40-100 процентов выше, чем в Москве и Санкт-Петербурге. Двухкратное превышение цен имеет место по отдельным моделям – или наиболее удачным и ходовым( раз купили по 700 рублей, то и по тысяче возьмут, никуда не денутся, - такова примерная логика продавцов), или новым и редким для данного рынка (вроде ножей, выглядящих как булат и дамаск). Утилитарные K. J. Eriksson Mora – Sweden и Frosts Mora – Sweden стоят четко в два раза больше, чем в Питере. Зато на Jarvenpaa и Marttiini цены божеские, скорее всего за счет «серых» каналов поставки непосредственно из Финляндии. Впрочем, «поставки» – слово в данном случае громкое, просто везут реальной контрабандой на дне сумки с десяток ножей из турпоездки к соседям-скандинавам, к которыми у нашего региона сплошные побратимские связи…

Отдельная тема – средства для заточки ножей и ухода за ними. Ничего этого в Архангельской области просто нет. Как уже было сказано в начале, только грубые бруски, пригодные лишь для обдирки лезвий плохоньких кухонных ножей. Причем если с упомянутых хозяйственных магазинов спрос небольшой, то вот позиция владельцев специализированных магазинов труднообъяснима. Так как вряд ли можно себе представить одноразовое использование довольно дорогих ножей. Следовательно, потребитель просто вынужден мириться с ситуацией, и ухаживать за ножами с помощью подручных средств. Многие охотники, с которыми обсуждался этот вопрос, имеющие в своем распоряжении наждачные круги с электроприводом, используют их для заточки лезвий неплохих ножей. Все это представляется возможным лишь при полном равнодушии к предмету, используемому как нож, или от безысходности…

Перспектива здесь вырисовывается не радужная: после разговоров с директорами оружейных магазинов стало понятно, что даже отечественные средства для заточки клинков они в регион везти не собираются. Результат своего рода негативной обратной связи: владельцы ножей никогда не видели в продаже нормальных брусков, точильных камней и приспособлений, специальных эмульсий, не привыкли их использовать, и вопросов продавцам не задают – а те не предпринимают никаких усилий для качественного изменения ситуации. Еще один небольшой грустно-веселый пример: два единственных экземпляра мусатов и карманных точилок (полусувенирные, с маркировкой Solingen и Victorinox соответственно) много лет пылились на полках двух магазинов (один в Архангельске и один в Северодвинске), пока не были куплены (к великому счастью уже отчаявшихся продавцов) друзьями автора этих строк для подарка ему же на Новый Год…

Местные традиции практически не влияют на уровень квалифицированного спроса на ножи. В дореволюционную пору портовый город Архангельск не испытывал недостатка в поступлении качественного импортного оружия и ножей. По духу поморам ближе практичные скандинавские модели. Что было с ножами, их производством и ножевой культурой в целом в годы советской власти, мы все знаем, и рассматриваемый регион не избежал общих тенденций. Сельские жители и в те годы, и сейчас по большей части обходятся доступными хозяйственными ножами или самодельными, чьи клинки делаются из подходящей инструментальной или рессорной стали, а рукояти вырезаются под конкретного владельца им самим или мастером-резчиком.

Говоря о перспективах ножевого рынка в регионе, нет смысла характеризовать их как «хорошие» или «плохие». Однозначно, что они есть – так как очень многие ниши и позиции остаются незаполненными.

Например, нетрудно спрогнозировать, что будет иметь успех тот из продавцов, который первым завезет в Архангельскую область приспособления для заточки ножей и средства ухода за ними, при этом не просто выложив все это на полки, а обеспечив качественной и квалифицированной информационно-рекламной поддержкой. Как только у состоявшихся обладателей ножей и новых покупателей возникнет устойчивая ассоциация между своим ножом и необходимостью должным образом ухаживать за ним, продажи аксессуаров по количеству проданных изделий не будут уступать продажам самих ножей. Другая перспектива – не просто доставка импортных ножей по заказу (что по удобству выбора модели мало отличается от использования Сети Internet), а наличие хотя бы нескольких демонстрационных экземпляров различных моделей. Нож, который можно подержать в руках, купят быстрее. Организации продажи ножей российского производства тоже есть, в каком направлении развиваться. Сегодня только Кизляр, «Росоружие» и Ворсма представлены всесторонне, с одновременным наличием на полках большинства моделей. Новинки поступают с большим запозданием, и к ним никак не привлекается внимание неравнодушной к ножам аудитории.

При благоприятном развитии как общеэкономической и социальной ситуации в регионе, так и росте культуры обращения с ножом (и даже появлении моды на наличие ножа) на превращение архангельского ножевого рынка в среднеразвитый может уйти до трех лет. Именно столько понадобилось местному рынку, чтобы после кризиса 1998 года придти от одного небольшого магазина, предлагающего несколько ножей из Кизляра, к нынешнему своему состоянию.

К началу страницы...  

Last update 04.03.2004 Designed By Victor Zamiatin, edited and verified by Innokenty